Вверх!
► Рассказ, 2006 (сборник «Страшная история»)

Пустота кончается внезапно. Только что было тёмное беспамятство. Через мгновение – мощный глас сирены, и тебя с силой вбрасывает в тело, как беспомощного зверька. Всё ломается! Красный свет мигает, перемежаясь со мглой. В глазах рябится. Сирена рвёт глотку, не обращая внимания на боль, сверлящую голову изнутри.

Человек вскочил на ноги, ослепленный и оглушённый. Что происходит? Где он? Что за жуткое пробуждение?

Ответов не было. Провал в памяти, зияющий, как мёртвая глазница. Сирена воет над ухом, доходя до невыносимой дребезжащей ноты. Ииииии! Ноги шатаются, глаза выискивают нечто, что поможет вспомнить всё.

Ничего нет! Комната пуста! Залитая красным светом железная коробка! Человек закрыл лицо руками, чтобы ненадолго убежать от окружающего сумасшествия. Не помогло. Безумие сочилось сквозь пальцы, прикрывающие веки. Он убрал ладонь с лица и только сейчас заметил дверной проём на стене напротив. Чёрное – красное. Дверь то исчезает, то появляется вместе с кровавым сиянием.

Бежать, бежать туда! Прочь от этого склепа! Человек сорвался с места и выбежал из комнаты. Короткий тёмный коридор привёл на лестничную площадку. Направление одно – вверх. Вверх так вверх. Главное – бежать, не останавливаться...

Вереница ступенек. Кое-где горят разноцветные лампы, которые тоже вспыхивают и гаснут. Вот синяя лампа, делающая перила призрачными и дрожащими. Человек взбирается наверх, хватаясь рукой за грудь. Сирена кричит ему вслед, оставшись далеко внизу. «Спеши! – говорит она. – Спеши, не опаздывай!». «Спеши!» – вторят подмигивающие лампы. На этом этаже – жёлтая лампа, более-менее обычная. Пять этажей осталось под ним... десять... В груди уже кипит паровой котёл, а выхода из этой вечной спирали не видно. Зелёная лампа, такой ядовитый отсвет. Сил нет больше... двадцать этажей... двадцать пять...

И вдруг – конец.

Человек недоверчиво смотрит на красивую дверь с золочёной ручкой и в изнеможении падает на пол. Больше ступенек нет, это вершина. Но в нём не осталось жизни, чтобы вступить в комнату. Да что там – не осталось даже желания. Но тут над ним взрывается трелью электрический звонок, и фиолетовая лампа окрашивается красным. «Вставай! – кричат ему. – Вставай и войди! Ты должен!». Человек поднимает голову и с задыхающимся хрипом ползёт к двери. Всего несколько шагов! И он будет внутри! Он всё узнает! За два шага до двери ему удаётся подняться на ноги. Пошатываясь, как пьяный, он хватается за золочёную ручку и тянет на себя. Он входит, чувствуя, как умирает, и дух выходит из тела.

Но что это? Экран на всю стену. Усталости как не бывало! Человек подбежал к экрану с невесть откуда взявшимися силами. Там – огромная вырытая на земле яма с голыми телами. Нечеловеки, закованные в закрытые железные доспехи, смеются, сбрасывая всё новые и новые тонны мертвецов в котлован. Кадр меняется – теперь на экране виден город, над которым моросит дождь. Но некому огорчаться непогоде – город уничтожен, разграблен и сожжён, а все его жители убиты. Кадр меняется, показывая очередную порцию ада...

Кадр, кадр, кадр. Человек застыл в изумлении. Сотни разрушенных городов, миллионы убитых людей, стервятники кружат над закопчённой планетой. Этот мир на грани, он уже почти умер, сражённый тьмой! И над всем этим маячит тревожная красная надпись: МИР 254-78-52: ЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ СИТУАЦИЯ. ТРЕБУЕТСЯ ВМЕШАТЕЛЬСТВО ОПЕРАТОРА. Как он мог такое допустить?.. Почему сигнализация сработала слишком поздно? Почему они не вызвали его раньше?!

Человек торопливо плюхнулся в кресло перед экраном и на миг закрыл глаза. Так... вспомнить все команды, все схемы управления этой проклятой системой. И тысячелетия не проходит, как опять что-то выходит из строя, заставляя очередной мир извиваться в предсмертных муках. И он за всё это в ответе! Ну что за несправедливость! Он хочет спать! Ему тоже нужен отдых в его комнате – там, внизу!

Вздохнув, человек подался вперёд и дал первую команду. Плакать не время. Перед ним мир, стоящий на краю уничтожения, и его задача – вернуть его в прежнее положение, не позволить тварям в доспехах погрузить его во тьму. Он надеялся, что ещё не поздно, и ему это удастся. А если нет... что же, будет жаль.

А ещё больше жаль, что каждый раз приходится перед очередным периодом благословенного сна заставить себя забыть всё. Ведь иначе он не поднимется сюда, на верхнюю комнату, когда проснётся. Он ленив, да. Он устал, тысячу раз да. Единственное, что может снова и снова приводить его на рабочее место – полная неизвестность вкупе с надрывным криком сирены и мигающими лампами. Да – неизвестность. Только она может железными розгами подгонять его по лестнице, невзирая на смертельную усталость. Только она!

Ну а пока – работать. Работать, работать... Чтобы скорее всё закончить и спуститься в нижнюю комнату.

А там – снова спать...